План урегулирования на Донбассе уже согласован, и закон Омеляна — его составная часть

Постепенно проясняется истинный смысл прекращения пассажирского сообщения Украины с Россией, затеянного Владимиром Омеляном. Теперь очевидно, что данный манёвр направлен на слом майданной власти.

Омелян может как знать о последствиях своих действий, так и не знать. У него в заложниках в США дети, так что он в любом случае исполнил бы приказ хозяина. В данном случае, структур Трампа.

В Раде говорят, что прекращение железнодорожного и автобусного сообщения с Россией окончательно добьёт Украину. Говорит об этом, естественно, «враг самостийности» Вадим Рабинович, поэтому его слова наоборот — скорее вызовут повальное голосование за проект Омеляна.

Рабинович вполне справедливо говорит, что это удар по трём миллионам украинцев, работающих в России. Ежегодно украинские гастарбайтеры присылают на Украину около 9,3 миллиарда долларов.

Нельзя также забывать об огромных средствах, которые «Незалежная» получает за транзит. Рабинович очень точно заметил, что «Шёлковый путь» и так уже обошёл Украину.

В общем, украинцам будут реально показывать, чем грозит почти полный разрыв отношений с Россией (транзит газа и закупку угля никто, разумеется, прекращать не будет).

А когда в украинском обществе созреет устойчивое желание восстановить отношения с Россией, придёт время выборов президента Украины.

На прошедшей в Германии встрече Владимира Путина и Ангелы Меркель стороны договорились о детальном плане введения миротворцев ООН на Донбасс.

В итоге российские доводы были услышаны: миротворцы будут размещены на линии разграничения. Реализация плана намечена на начало апреля, то есть уже после того, как на Украине отгремят выборы.

Майданная власть всегда отличалась полнейшей недоговороспособностью. Но однажды это надоело даже их кураторам.

Процесс мирного урегулирования на Украине уже спланирован, и мнения Киева спрашивать не будут.

Большинство политиков на Банковой уже приговорены, им уже не помогут никакие истеричные шаги в надежде на спасение.